четверг, марта 31, 2011

Роланд

ФОТОПОЖЕРТВОВАНИЕ: VALDIS Этот рассказ создавался в сотрудничестве с поддерживающим нас журналом „Mans Mazais”. Вместе с журналисткой Дацей Рудзите мы навестили Роланда и его родителей, а фотосъемку провел фотограф Валдис Янсонс во время зимней прогулки по саду замка Межотне. Рассказ можно прочесть в апрельском номере журнала „Mans Mazais”, а также на странице http://www.mansmazais.lv/.
Автор: Даце Рудзите (Mans Mazais)
Испытание, которое надо пройти...
Роланду 20 сентября прошлого года исполнилось 4 годика, и свой день рождения он отмечал в больнице. У Роланда рак крови, но, несмотря на все, что он уже успел пережить за свою жизнь, мальчик мечтает стать врачом. Мама Лилита и папа Эрвинс не плачутся, наоборот – полны желания обеспечить сына всем самым лучшим. Когда мы встретились перед очередной отправкой в больницу, Роланд не участвовал в беседе, вместе с папой увлеченно играя в компьютерную игру. Рассказ вела мама Роланда ЛИЛИТА:
Одним августовским утром Роланд проснулся, жалуясь на боли в ноге – болело бедро. Боль была настолько сильной, что он не мог идти по лестнице, и мне пришлось его нести на руках. Мы вызвали скорую, врачи сказали, что у мальчика растяжение или ушиб – ничего серьезного. Пока Роланда осматривали, он держался, молчал, но только доктора ушли, он заплакал, признавшись, что боль невыносима…Я сказала ему, что не нужно терпеть, что маме, папе и врачам всегда нужно говорить, если что-то болит. Пара следующих дней прошла спокойно, но потом у Роланда ни с того ни с сего подскочила температура и нога заболела снова. Мы приехали в детскую больницу в Риге, врачи начали искать, что бы это могло быть. Когда сообщили, что к Роланду придет врач по заболеваниям крови, у меня закрались первые подозрения. Ему сделали пункцию, еще какую-то проверку и подтвердили: у Роланда лейкемия. В тот момент я была одна – отец Роланда работает в Лиепае. Я не могла ни с кем поговорить, так как сама с трудом представляла, что же это такое. Я слышала про лейкемию, но что делать и как лечить – информации не было. Да, лейкемия – это ужасно, потому что ход заболевания не прогнозируем. Когда сообщили диагноз, казалось, что наш активный мальчик теперь обречен только лежать в кровати, и все. Как же так? На всем крест? Но оказалось, что это не так – в нем так много энергии... Находясь в отделении больных раком детей, невозможно представить себе, что все эти дети больны – малыши играют в салки, прятки, ездят на машинках. Позитивное восприятие дает очень многое. В присутствии Роланда я не плачу, потому что не хочу, чтобы он видел мои слезы. Сначала было как было…отчаяние, слезы, вопросы, что дальше. Но этим ничего не добиться. Если так и буду плакать, просто докачусь до антидепрессантов. Как я тогда смогу помочь Роланду? Ему необходимы моя сила и энергия, а не мои переживания.

Тяжелая работа
Из-за болезни дома мы очень мало, много времени проводим в дороге между домом в Бауске и больницей в Риге. Три дня дома, четыре – в больнице. Приезжаешь домой, даже сумки не успеваешь перегрузить, как уже снова надо ехать в больницу. Я не работаю, поэтому и бросать работу из-за болезни не было необходимости. Роланд какое-то время ходил в детский садик, но, поскольку не работаю, я его оттуда забрала. Хотелось больше времени проводить с сыном. В больнице нелегко – лечение, химиотерапия, круглосуточные системы, вся эта атмосфера и распорядок. Я не привыкла все время находиться рядом с людьми, поэтому постоянно должна учиться ладить со всеми. Очень хочется отдохнуть, но даже тогда, когда Роланд остается в больнице с папой, я не могу отключиться. С момента начала лечения прошло пять месяцев (наша беседа проходила в феврале – авт.), и теперь начинаю чувствовать, что теряю. Не хочется ехать ни в теплые страны, ни в компанию провести время с друзьями, а хочется просто побыть дома.

«Мамочка, я не буду плакать...»

С самого начала я стараюсь Роланду все объяснять – что это за аппарат, что сейчас будет делать доктор. Мы все обговорили, можем даже вместе поплакать, если хочется, договориться, потому что иного выхода у нас нет. Примерно в течение полутора месяцев у сына ежедневно брали анализы из руки – он был так исколот, что порой сестричка не могла найти подходящего места для очередного укола. Но Роланд не плакал, только обнимал меня крепко за шею и говорил: «Мамочка, я не буду плакать. Я не хочу, чтобы и ты заплакала, ведь я тебя очень, очень люблю.» не знаю, откуда у него столько сил не показывать боль. Потом ему на грудку под кожу поставили катетер, который ведет к вене, и теперь Роланд больше не чувствует, как у него берут кровь на анализы. Каждый день ему нужно было принять надцать таблеток. Сначала Роланд пил по таблетке, но потом таблеток стало так много, что я их просто перемалывала и давала ему вместе с йогуртом или каким-нибудь напитком. Роланду от этого становилось плохо. Когда снизили дозу лекарств, сильно пучило живот, и врачи уже решили ставить катетер. Я не позволила, потому что это сделало бы его жизнь еще более тяжелой. Я встаю в шесть утра и делаю для Роланда теплую ванну, чтобы он мог расслабиться и успокоиться. Врачи говорят – хорошо, что болезнь заметили своевременно, поэтому состояние здоровья Роланда достаточно крепкое, и у него еще такой возраст, когда лейкемия успешно поддается лечению. В целом нужно лечиться шесть-восемь месяцев. В первый же месяц Роланд достиг уровня, когда злокачественных клеток уже не стало, и теперь он проходит закрепляющую химию. Надо выдержать пять лет, и тогда есть гарантия, что заболевание не вернется.

Доктор без волос?

Начала замечать, что Роланда больше не узнаю. Он стал много рассказывать о том, что чувствует, что хочет делать, говорит мне комплименты: «Мамочка, у тебя такие сильные руки. Мамочка, у тебя такие сильные ноги. У тебя мягкие и нежные пальцы.» Ему все казалось очень важным. Был момент, когда Роланду стало очень плохо, и он по большей части лежал. Тогда он заставил меня надевать только один клетчатый джемпер с блестками, потому что ему он очень нравился. Болезнь сделала Роланда более взрослым. Вообще трех- четырехлетние дети в больнице разговаривают совсем как взрослые, например, об анализах крови, спрашивают друг у друга, было ли плохо сегодня? Тошнило ли? Никто не смеется, если из-за химиотерапии у кого-то, как и у Роланда, нет волос. Когда мы приехали домой, другие дети сначала смеялись. Я объяснила им, что и почему, и они поняли. С Роландом тоже много об этом говорила. Когда в первый месяц у Роланда в больнице выпали волосы, он изучал себя в зеркале, переживал сильно. Я показала ему его младенческие фотографии: «Смотри, когда ты был совсем маленьким, у тебя тоже не было волос. Вырастут и будут.» Роланд успокоился. Однажды вечером Роланд сидел задумавшись, я спрашиваю, что случилось. Он говорит: «Когда я вырасту, я стану врачом, а дети будут надо мной смеяться, потому что у меня не будет волос.» Поразилась – ему так много надо было перенести, а он хочет стать врачом. Часто подмечала, что он сидит и думает о чем-то. Если поймать подходящий момент, то сперва нехотя, но потом все-таки рассказывает, о чем задумался. Химиотерапия и больничная среда делают свое дело. Роланд стал нервознее, иногда нужно хорошо подумать, прежде чем сказать ему что-то. Если не купить что-то, Роланд может устроить истерику в магазине. Раньше такого никогда не было. Порой нужно собраться, ведь нельзя просто сидеть и орать друг на друга. Хорошо еще, он говорит, что думает, потому что раньше Роланд был дипломатом, который все держал в себе.

Почему именно мы?

Врачи советуют никогда не задаваться вопросом, почему это произошло именно с нами, потому что никто не может дать четкого ответа. Но, конечно же, каждый родитель себя об этом спрашивает. Для каждого по-разному, но есть мнение – заболевание означает, что ребенок что-то в себе сильно переживает. Не знаю, мы всегда старались, чтобы Роланду было хорошо. Конечно, было время, когда мы оба очень много работали, особенно папа Роланда, к которому мальчик будто прилип. Я думаю, это просто такое испытание, которое нам нужно выдержать, через которое нужно пройти. И Роланду тоже надо выдержать. Заболевание сделает нас и его только сильнее. Возможно, это путь к его будущей профессии, к тому, что Роланд будет врачом без волос… Он станет прекрасным специалистом, потому что сам пройдет через болезнь. Только путь этот на самом деле ужасен. Один друг Роланда умер в больнице. Никто ничего не сказал. Дети думали, что он уехал домой, потому что у них единственная мысль – из больницы уходят только тогда, когда выздоравливают. Теперь сиди и вспоминай, как они в салки играли…Было и радостное событие – один мальчик был на проверке в больнице. В палату зашли мама и папа, позвали: «Едем в магазин!» Мальчик заигрался и особого восторга не проявил. «А ты знаешь, почему мы туда едем? Мы едем за тортом, потому что ты здоров. Тебе больше не надо будет приезжать в больницу!» А ты сиди, плачь и радуйся, что у них все закончилось хорошо.

Без подушечки снизу

Балуем ли мы Роланда как-то по-особенному из-за болезни? Нет, не балуем, и никогда не делали упор на то, что он болеет. Однажды у Роланда был очень низкий уровень тромбоцитов, и врач предупредил, что мальчику надо быть очень осторожным, ему нельзя ударяться, так как риск внутреннего кровотечения очень высок. Это означает, что надо сидеть дома и ничего не делать. Но мы не подкладываем ему специально подушечку под низ - Роланд вместе с папой ездит в деревню и ходит кататься на коньках. Да, Роланд может упасть, но у него есть каска, щитки, полистироловые штаны. Летом он будет ездить на велосипеде. Да, есть риск, но мы не можем отнять у ребенка детство. Ему нравится кататься на коньках, играть в хоккей – позитив вытаскивает из болезни. В больнице Роланд лежит, привязанный к системе, не хочет есть и вообще ничего не хочет. Дома все совсем иначе – он гуляет на улице, бегает, занимается, у него есть аппетит и энергия. Осенью Роланд вместе с дедушкой кормил кроликов, сажал чеснок и каждый день выпивал литр молока. Наверное, сам организм хотел избавиться от яда, Роланду это было необходимо. Нужно быть такими сильными, чтобы не думать – почему, а просто идти вперед и каждый день проживать так, чтобы что-то дать сыну – слепить снеговика, съездить покататься на коньках, покормить уток или приготовить вместе что-нибудь вкусное. Каждый день нужно прожить так, чтобы было радостно, а не отсиживаться, ведь никогда не знаешь, как повернется болезнь. Пока есть возможность, надо делать. У многих нет возможности выйти на улицу и побаловаться, а у Роланда есть. Поэтому иди, заберись на это дерево, а я постою внизу!

И хотя родители Роланда настаивают на том, что не просят о помощи – ведь есть дети, которым она более необходима, все-таки мы хотим поддержать эту сильную семью.

Мы можем помочь Роланду выздороветь!
• Роланду нравится посещать занятия музыкальной терапии (цена одного занятия со скидкой 12 LVL в центре детского здоровья VC4
• Роланду регулярно нужны медикаменты, которые частично оплачивает государство, а часть должны оплачивать родители

Поможем!

ЕЩЕ НЕОБХОДИМО СОБРАТЬ: 00,- LVL (из LVL 500, – 17.12.2012*)

*Мы каждый вечер будет обновлять имена жертвователей и суммы оказанной помощи
*Мы непременно информируем о точном расходовании суммы с помощью фоторассказа

ОГРОМНОЕ СПАСИБО АНГЕЛАМ РОЛАНДА:
Нашим фотографам
Kристина Балоде - 20, - LVL ( 08.04.11.)
Aнонимное пожертвование - 30, - LVL (11.04.11.)
Элина Карклиня - 50, - LVL (14.04.11.)
Айгарс Розенталс - 10,- LVL (02.05.11.)
Лаура Лисовска - 10,- LVL (02.05.11.)
Илва Утане - 50,- LVL (23.05.11.)

Анонимное пожертвование - LVL 30,- (27.12.11.)
Евгений Дурнов - LVL 50,- (05.01.12.)
Анонимное пожертвование - LVL 250,- (30.01.12.)

Андреас Киеп - LVL 200,- (17.12.12.)

07.04.11.
Приобрели лекарства для Роланда на сумму 7,67 Ls. Большое спасибо Ilmas aptieka за специальные цены!

11.04.11.

Письмо от мамы: сегодня Роланду будут делать операцию, будут ставить центральный катетер, так как портальный катетер использовать нельзя. У него рядом с сердечком, на конце проводка образовалось какое-то тромбовидное образование. Сегодня врачи приняли решение о центральном катетере, так как ручки уже стали синими, вены найти практически больше невозможно и сестрички близки к отчаянию. В пятницу лейкоциты уже упали до 290. В субботу поднялись до 500. Сегодня не знаю, но тысячи еще нет. Горлышко болит, кашель. Ходим в масках. Меняемся с папой, мне нужна передышка и время для раздумий в одиночестве.

14.04.11. Приобрели лекарства для Роланда на сумму 42,52 Ls. Большое спасибо Ilmas aptieka за специальные цены!

14.10.2011. Приобрели лекарства для Роланда на общую сумму 41,63 LVL. Спасибо Ilmas aptieka за особые цены!

02.11.2011.
Роланд вместе с родителями переехал в Валмиеру.
Письмо от мамы Роланда:
Мы усердно посещаем гимнастику у физиотерапевта. В пятницу последний раз, но никому из нас не кажется, что этого было бы достаточно.
У Роланда все-таки онстатировали небольшую деформацию позвоночника, асимметрию бедер и, возможно, плоскостопие. Еще, терапевт все время отмечает, что Роланд ставит ступни во внутрь. Одна заметно. Проведем подометрию, чтобы установить, необходимы ли особые стельки для обуви и чтобы можно было точно их подыскать.
Обязательно будем продолжать гимнастику, т.к. делать гимнастику дома - это одно, и этим мы тоже занимаемся, но мы все-таки хотим, чтобы с Роландом занимался специалист, указывая на ошибки, изменения.
Мускулы у Роланда очень слабые и это несмотря на то, что много ходим пешком, ездим на велосипеде и возобновили катание на коньках в Видземском олимпийском центре. Как вспомню, каким Роланд был до того, как попал в больницу - мускулы живота (пресс) ясно выражены, ноги, руки тоже сильные, а сейчас...
Tакие у нас дела, и впереди еще много работы.
Сейчас используем все блага Валмиеры - кино, концерты, театр, каток и это все для того, чтобы отключиться.
В последнее время много плохих новостей до меня доходят и порою кажется, что сейчас началось самое тяжелое время, так как много времени для раздумий и порою задумываешься слишком далеко. Роланд однажды позвал меня, плачет и спрашивает: "Что будет, если я первый умру?"
Я еле сдержалась, чтобы не расплакаться. Позднее все-же выплакалась, но до сих пор не можем понять, почему такой вопрос, так как Роланду всегда говорим, что все друзья здоровы и живут дома со своими родителями, у всех все хорошо. Это не так, но ему это знать не нужно.

Апрель 2012 года
Роланд вместе с родителями побывал на представлении в Кукольном театре. В Ilmas aptiekа для Роланде приобретены медикаменты на общую сумму 19,54 LVL. И благодаря театру Dailes, родители тоже смогли посетить спектакль „Mežonīgā pilsēta”.
Спасибо VC4 и особенно доктору Богдановой, которая бесплатно предоставила консультацию Роланду.


Лето 2012 года
Письмо от мамы:
"Занятия с физиотерапевтом завершились. Улучшения наблюдаются как в осанке, так и в коммуникации. Роланд очень долго не шел на контакт с физиотерапевтом, поэтому была выбрана такая тактика - один раз гимнастика и устранение проблем (осанка, стопы), второй раз гимнастика посредством игр. Теперь гимнастику продолжаем дома, но я стараюсь это делать посредством игр, потому что так интереснее и меньше протеста. Очень большой плюс от стелек, которые приобретены в VC4. 
Однажды у Роланда заболела нога. Физиотерапевт показала мне, что надо делать в этой ситуации и приложила также холод к больному месту. Если бы не было этого физиотерапевта, то при болях пришлось бы давать обезбаливающие препараты, которые вредны для печени, которая и так уже сильно пострадала. Теперь я знаю, как с помощью массажа и воздействия на соответствующие точки снять мышечную боль, напряжение. 
В голове уже так много знаний... СПАСИБО!!!"

Оплачены занятия с физиотерапевтом на сумму 70 Ls.


0 коммент.:

Также сюда можно записывать все, имеющиеся вопросы, предложения и т.п.!

Отправить комментарий

 
поддерживающие
Atbalstītājs - Aldis Gobzems Latvijas Energoceltnieks Atbalstītājs - BTA Apdrošinātāji Atbalstītājs - Jānis Straupe Atbalstītājs - Office Day Atbalstītājs - SONORA Atbalstītājs - ENERGOKOMPLEKSS Atbalstītājs - SIA LCB